cef0920f

Экономику РФ штормит

РФ Имеющаяся модель финансового роста безнравственна. Ее надо изменять.

Предкризисная модель финансового роста в настоящее время не действует, убежден главный директор Центра структурных исследовательских работ Факультета финансовой политики имени Гайдара и Отечественной академии всенародного хозяйства и федеральной службы при Вице-президенте РФ Алексей Ведев. Он выступил с отчетом на совещании интернационального банковского клуба «Аналитика без границ», устроенного Связь-Банком.

«В конце минувшего года, – сообщил председатель, – Минэкономразвития выступило с инициативой о помощи темпов финансового роста. Мысль в том, что мы удерживаем и храним модель роста, которая сформировалась в 2004 году, что представляет продолжение внешнего спроса, и рост как раз с помощью этого».

С 2004 года в страну поступали нефтедоллары, которые мы благоприятно «проедали», собственную монету в финансовый рост привнес также расцвет потребительского кредитования, простимулировавший конечное употребление. «В 2009 году данная модель сорвалась, и едва ли она будет удачной сейчас», – убежден Ведев.

Сейчас инфляция понизилась, однако ничего ощутимо не поменялось. Рост внешнего спроса остался аналогичным, как был в 2010 году. Ритмы роста ВВП и изготовления также остаются невысокими.

«Мы испытали упадок так: пришли почти на докризисный уровень, при этом расценки повысились более чем на 30%. Данную модель рыночного финансового роста надо изменять», – отметил специалист.

Разумность платформы социально-экономического формирования РФ до 2030 года, которую спроектировало Минэкономразвития, «состоит в том, что расценки на нефть остаются большими. Это модель роста, сформированная на расширении употребления, она удерживается концентрированными займами и внутренними факторами». В платформе есть 2 сценария поворота событий: стандартный и усиленный, которые «отличаются лишь ритмами накачивания экономики кредитами».

Платформа учитывает понижение инфляции до 3-4% ежегодно, впрочем «совершенно неясно, с помощью чего это вполне может быть достигнуто». Инфляция такого значения «означает, что мы будем жить в какой-нибудь абсолютно другой стране», – увидел Алексей Ведев.

С его точки зрения, понижение инфляции всегда ведет к тому, что настоящий курс рубля начинает значительно сомневаться. А так как «вся отечественная экономика очень чувствительна к колебанию курса рубля», то это может предоставить «разрушающее влияние на нее».

Главную неприятность, сопряженную с мегарегулятором, Ведев представил «интеллектуальной»: до сегодняшнего дня неясно, что будут мегарегулировать: какие экономические рынки и какие расклады при этом будут использоваться. «На мой взгляд, надо решить данную умную цель. А кто и как «рассядется» – это вопрос вторичный», – убежден он.

Вторая неприятность – число доступных денежных средств в экономике. В данном вопросе «Минфин занимает достаточно несмелую позицию, невзирая на то, что играл с инициативой ограничить платежи». Сейчас «у нас практически любой 4-й испущенный рубль – доступный рубль. При этом 2,5 трлн. руб в качестве доступных денежных средств – совершенно излишние. Они обслуживают «серую» зону: это взятки, коррупция и т.д.», – считает председатель.

Что же касается кредитной сферы, то ритмы роста «потребительского кредитования стали замедляться».

В 2016 г в первый раз в новой истории «население принесло в банки сколько же, столько и приняло (приобрело в качестве кредитов). Ресурсной базы у банковского раздела нет, и не ожидается. Мобильность кредитной системы падает». При этом депозиты населения развиваются медлительно и «чтобы оставить по крайней мере такие невысокие ритмы роста, нужно увеличивать прибыльные ставки по вкладам».

В настоящее время отмечается картина безоговорочной закредитованности: «ни банковская технология не в состоянии больше так кредитовать, ни население не в состоянии больше обслуживать такие кредиты». Сравнивая с восточными государствами «в РФ долг (займы населению) крайне длинный (приблизительно 2,5 года) и крайне дорогой (под 17% сезонных)». Подобная картина отслеживалась в Соединенных Штатах еще в 1945-1946 гг..

Впрочем не обязательно, что кредитной системе угрожает упадок. «Может ничего не случиться, если госбанки с управленческим ресурсом продолжат контролировать 80-90% всех активов кредитной системы», – сообщил Ведев. Он заметил, что «конкуренции в кредитной области в настоящее время нет. Есть конкуренция лишь между Сбербанком и ВТБ. Другие смотрят на часть и что-нибудь стараются подбирать».  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *